Сергей Репьёв (sergey_repiov) wrote,
Сергей Репьёв
sergey_repiov

Categories:

КомМиссия 2015. 11 мая. Родни Рамос (США) и Брайан Болланд (Великобритания)


Родни Рамос (Rodney Ramos) - профессионал, прошедший «огонь, воду и медные трубы» американской комикс-индустрии, один из самых крутых авторов обложек для культовых сериалов Marvel и DC.

Немного истории…
В восьмидесятые американская комикс-индустрия росла, как на дрожжах. Новые герои, новые идеи, новые форматы изданий. И все это требовало новых талантов. Джим Шутер, тогдашний шеф-редактор Marvel, сделавший суперзвезд из Криса Клэрмонта и Френка Миллера, нуждался в новой креативной молодежи. Кроме звезд любому издательству нужны еще и «работяги». «Старички», привыкшие к наплевательскому отношению к дедлайнам, и уверенные в собственной гениальности, не собирались мириться с «тиранией» какого-то шеф-редактора, и потому разбегались по другим издательствам.
\
Настоящим спасением стала программа «Romita’s Raiders», которую основал Шутер, а руководил – Джон Ромита-старший. Молодые художники, попадавшие в программу, занимались «грязной» работой в Marvel – правили чужие ошибки, параллельно обучаясь азам профессии комиксиста прямо на практике. Одним из «практикантов» был Родни Рамос. Он начал свою карьеру художника-профессионала с «Psi-Force», «What If?», «Thundercats» и «Conan», не самых популярных на тот момент журналов. Чуть позже он был назначен на куда более престижные в плане читательского интереса серии «Punisher War Journal», «Amazing Spider-Man» и «Iron Man».

Кроме Marvel, Рамос успел поработать на Бэтменом, Чудо-Женщиной и Зеленым Фонарём в DC, и над Раи в первой «инкарнации» издательства Valiant. Отечественному любителю комиксов он известен, в первую очередь, благодаря своей работе над «Трансметрополитан» Уоррена Эллиса.

А ещё Родни Рамос совершенно бескорыстно согласился рекламировать мой комикс-сериал "Рыцари Репы!" (Смотрите на стене за Рамосом). Спасибо, камрад!

Родни Рамос подписывает принт с иерусалимским пауком для Алекса Хачетта. В верхнем правом углу он нарисует этого демонического чувака в стрёмных очках, который говорит: "Я твой бог, Алекс!"

Англичане, родившиеся в пятидесятые, взрослели в условиях беспрерывных культурных революций, от лучезарных улыбок Ливерпульской Четверки до кривой ухмылки Джонни Роттена. А комиксы, они всегда «шагали рядом». Хрупкие еженедельники на газетной бумаге, свои, английские, да редкие ласточки из Америки. Обыкновенно мальчишки увлекались похождениями супергероев, но десятилетний Брайан, выросший в деревеньке неподалеку от Бостона, был покорен комиксами о динозаврах. Как тут не вспомнить детство наших мальчишек в девяностые, когда холодильники покрывались наклейками с очередной битвой стегозавра с тираннозавром, а в ларьке «Союзпечать» покупалась очередная пластмассовая фигурка, приблизительно изображавшая очередного доисторического исполина. Именно вот такие вот чудовища, только в комиксном исполнении, привлекали маленького Болланда. Количество прочитанного переросло в качество : нарождающийся Серебряный Век американского комикса был щедр на здоровенных чудовищ (Комикс-Код запрещал привычных вампиров и оборотней, поэтому клоны Кинг-Конга и Годзиллы то и дело мелькали на обложках), поэтому Брайан воленс-ноленс ознакомился с лучшими авторами эпохи. И своих соотечественников он тоже не забывал почитывать.

А потом Болланд вступил в светлую пору мятежного тинейджерства. Атмосфера дома была не лучшая – родители были далеки от какой бы то ни было культуры, а она кипела-бурлила вокруг! Брайан заслушивался Фрэнком Заппой, читал фэнзины и, чего греха таить, временами ступал на неведомые психоделические дорожки. В 1969 году он поступает в арт-школу, где в 1973 году пишет самую натуральную диссертацию по творчеству Нила Адамса, о котором преподаватели Болланда и слыхом не слыхивали. Да и вообще комиксы еще не были никаким признанным «девятым искусством» в академической среде. Брайан изучал этот мир самостоятельно (и обстоятельно, судя по вышеупомянутой диссертации), к американцам и англичанам добавились европейцы (Мёбиус и Манара) и малоизвестные у нас филиппинцы (Редондо и Алькара).

В 1972 году Болланд, уже публиковавший свои работы в фэнзинах, знакомится на комикс-конвенте с парнями, которые в будущем станут основой нового британского комикса. Одним из них был Дейв Гиббонс (который, конечно, еще не нарисовал никаких «Хранителей», а был таким же энтузиастом, как и Брайан). Вместе они устраиваются в контору Bardon Press Features, где, кроме двухстраничной поденщины, совместно работают над уникальным проектом Powerman – супергероикой, предназначенной для продажи в Нигерии.

Со своей подружкой Рэйчел Брайан впервые едет в США в 1977 году. И там они вместе идут в кинотеатр, чтобы посмотреть фильм, который изменит мир. Тогда это фильм назывался в два слова, еще не было никаких «эпизодов», но это уже был взрыв в медийном пространстве: «Звездные Войны». Эхо взрыва отозвалось в Туманном Альбионе выходом нового издания, которому тоже суждено стать культовым. Английские авторы наконец-то получают потрясающий еженедельник, который сделает возможным будущее Британское Вторжение в американскую индустрию, к большим гонорарам, смелым экспериментам и всемирной известности. Газета (а классический британский комикс – это именно комикс-газета, с несколькими стрипами, преимущественно черно-белыми, в таком формате в Англии выходили даже приключения марвеловских супергероев) называлась 2000 AD, и она попала в самый модный тренд 1977 года – научную фантастику в панковском антураже. Среди первых историй был даже комикс о столь любимых Болландом динозаврах! Главной звездой 2000 AD планировался переосмысленный в духе времени культовый герой английских комиксов пятидесятых, Дэн Дэйр, но читатели выбрали себе другого фаворита. Им стал Грязный Гарри из будущего, карикатура на полицейский произвол, брутальный Судья Дредд.

Именно с ним связан первый крупный успех Болланда. Визуальный стиль Брайана, совместившего привычную для английских еженедельников реалистичность рисунка с потрясающей динамикой и замечательной работой со светотенью (и щедрое использование образов из классики кинематографа), подходил экстравагантным похождениям Дредда на все сто процентов. Наследники Свифта, Диккенса и Джерома создавали социальную сатиру под маской футуристического полицейского «производственного романа». Гротескные, но осязаемые образы Болланда придавали будням Дредда колорит бесстрастного фоторепортажа. Особенно полюбились читателям образы потусторонних Темных Судей.

Брайн стал звездой. Работал много и упорно, и не только на поприще комиксов, а в начале восьмидесятых таки попал в цепкие лапы издательства DC Comics. Кроме прочих работ, в 1982 году Болланд получил невероятную для «какого-то там англичанина» работу. Одна из первых в мире макси-серий из 12 выпусков, на бумаге качеством лучше, чем принятая тогда в Америке, и предназначенная для продажи именно через комикс-шопы, переосмысляющая артуриану в привычном Болланду антураже будущего, под названием «Camelot 3000». Серия выходила аж до 1985 года (если в 2000 AD Болланд стремился сделать побольше за короткий отрезок времени, то здесь в нем проснулся перфекционист), и по популярности среди продукции DC того времени её обошел только «Crisis on Infinite Earths», вряд ли состоявшийся, если бы не успех «Сamelot 3000».

Ну как не сфотографироваться с таким культовым комиксистом!
Успех Болланда открыл дверь Вторжению, и англичане с гиканьем ворвались в мир американских комиксов. Одним из первых стал коллега Брайана по 2000 AD, Алан Мур. И их совместной работой станет знаковый «Batman: The Killing Joke».

Brian Bolland и Игорь Давыдов
Отличных художников рисованных историй за время карьеры Болланда появилась масса, но столь же востребованного иллюстратора обложек найти трудно. Перфекционизм в пропорциях и деталях, сильные концепции и узнаваемый стиль (ох, недаром подростком он слушал великого концептуалиста Заппу!) делают его одним из самых интересных «обложечников» последних тридцати лет существования американского комикса.

От полноценных истории по чужим сценариям Болланд дистанцировался еще в начале девяностых, и с тех пор предпочитает писать и рисовать свои собственные. Но иногда делает исключения (например, одна из историй в Fables: 1001 Nights of Snowfall). Житие Брайана Болланда (привет-привет, «Монти Пайтон»!) – это история не внезапной славы, а песнь о трудолюбии и энтузиазме.

Tags: Брайан Болланд, КомМиссия 2015
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments